Департамент культуры Воронежской области
Касса театра 8(473)255-39-27
Дежурный администратор
8(473)253-16-13

Балет «Руслан и Людмила». Дебют в главной партии и новый дирижёр.

11.05.2021

В конце апреля в Воронежском государственном театре оперы и балета по-новому исполнили «Руслана и Людмилу» Глинки-Агафонникова. В этот раз партию Руслана танцевал ведущий солист театра Максим Данилов, а дирижировал оркестром лауреат Премии Главы Республики Мордовия Данила Серганин. Волшебная цветовая гармония, завораживающая музыка, эмоциональный рассказ в движениях – этот спектакль совместил в себе всё лучшее, чтобы покорить любого зрителя. Как это удалось – рассказывают сами Максим Данилов и Данила Серганин.

В заполненном зале среди гостей театра и дети, и подростки, и почтенная взрослая аудитория. Волшебное действо захватывает зрителей независимо от их возраста.
Когда же эту сказку создают профессионалы своего дела, то история проживается наравне с артистами. Так, заслуженная артистка Воронежской области Юлия Непомнящая трогательно и нежно передала любовные переживания в партии Людмилы, лауреат международного конкурса Марта Луцко блистательно станцевала партию коварной Наины, Михаил Ветров в партии гордого хана Ратмира изобразил сильную трансформацию из соперника Руслану в его друга и помощника.
В спектакле также были заняты и другие звёзды воронежской сцены – Дмитрий Трухачёв (Фарлаф), Вадим Мануковский (Черномор), Ольга Бородина (Горислава), Евгений Ермаков (Светозар) и др.

Главное же событие спектакля – это творческие премьеры у ведущего солиста театра Максима Данилова, исполнившего партию Руслана, и у дирижёра Данилы Серганина, тщательно занявшегося музыкой балета. Нам удалось пообщаться с ними и узнать, как преобразился балет «Руслан и Людмила» с их участием.

Интервью с Максимом ДАНИЛОВОМ состоялось после одной из репетиций. До последней минуты он обсуждал с педагогами отдельные эпизоды своей партии.

– Как проходит Ваша подготовка к новой партии в балете «Руслан и Людмила»?
– Сейчас для меня сложнее всего морально подготовиться к спектаклю. Это потому, что первый спектакль всегда такой: ты не до конца в чём-то уверен и не особо чувствуешь своё попадание в образ. Нужно время, чтобы «растанцеваться» в партии под старательным и чутким руководством педагогов. Тогда уже это приносит свои плоды, и ты обретаешь мастерство и уверенность.
– Вы исполняли такие разные по духу и темпераменту партии: Шахрияр в «Тысяче и одной ночи», Бирбанто в «Корсаре», Ганс в «Жизели». Каково это – перевоплощаться?
– Это непросто. Все образы в партиях разные. «Тысяча и одна ночь» – это Восток, в «Руслане и Людмиле» – Русь-матушка, а совсем недавно мы занимались современной хореографией. Не всегда удаётся вовремя «переключится». Варьируешь своё состояние между партиями. И чем больше работаешь, тем больше получается.
– Как вам партия Руслана? Пришлась по душе?
– Это всё же главная партия в спектакле, и она наполнена глубоким смыслом. Любовь, героизм, отвага. Мне это подходит, я ощущаю себя таковым в широте своей души. Но на данном этапе ещё нужно работать над образом.
– Как Вы думаете, привнесёте ли что-то новое в балет «Руслан и Людмила»?
– Уверен, что да, хотя говорить об этом пока рано. Мне надо станцевать ещё два-три спектакля. Надеюсь, что в итоге у меня получится добавить собственные краски.
– Творческий вопрос: что должен сделать артист, чтобы донести до зрителя задуманные в спектакле мысли и эмоции?
– Самому прочувствовать и прожить партию, также как в драматическом театре. Если в «Руслане и Людмиле» – русский характер и пушкинская идея, то и поза, и посыл должны быть от действующих лиц осмысленными, не пустыми. Людмила Ивановна Масленникова, заслуженная артистка России и наш педагог, перед каждым спектаклем коротко напоминает: «Помните, вы – наполненный сосуд». Так что перед спектаклем нужно помыслить, то есть наполнить себя, и передать свои мысли зрителю через оркестровую яму. Потом же, самое приятное – это когда тебе из зала возвращается энергетика.

О том, как музыка взаимодействует с балетом в «Руслане и Людмиле» и что для этого было нужно, рассказывает Данила СЕРГАНИН. Встреча с дирижёром прошла незадолго до начала спектакля.

– Как проходила Ваша работа над музыкой к «Руслану и Людмиле»? У балета очень интересное музыкальное либретто – по мотивам поэмы Александра Пушкина и оперы Михаила Глинки.
– В плане переработки музыки из оперной в балетную была проделана колоссальная работа: выбрана определённая для танца музыка и изменены речитативы таким образом, чтобы каждый момент в спектакле был друг с другом связан. У балета ведь свои законы. Поэтому нужно было сделать, так сказать, «микс» балета и оперы. В итоге работа вышла профессиональной. И, действительно, вы заметили правильно: либретто – по мотивам поэмы. Финал здесь несколько отличается, особенно ключевой развязкой.
– Что было главным при соединении музыки и танца в этом балете?
– Считаю, главным был образ. Образ является особенностью любого танца, любой музыки, любой актёрской игры. Композитор закладывает целую палитру эмоций и чувств в музыку, и настолько закладывает, насколько это может прочувствовать и понять хореограф. Тогда любое балетное и даже мизансценическое движение будет передавать сущность образа.
– Пушкинская поэма пронизана сказочностью и такими человеческими чувствами и поступками как любовь и месть, отвага и надменность, прощение и обман. Как Вы передаёте эту многогранность через музыку?
– Надо уметь правильно читать партитуру. Это отнюдь не так просто. В партитуре всё нужное заложено Глинкой и всеми теми, кто трудился над этой музыкой. Она закладывалась штрихами, как художественный рисунок. Сперва средствами технической выразительности, затем нюансами и оркестровыми красками. Мы стараемся этим инструментарием играть так, чтобы слушателю было понятно, что происходит.
– В чём отличительная особенность музыки для балета «Руслан и Людмила»?
– В гениальности Глинки. Он написал грандиозное сочинение, в котором каждая мелодия настолько красивая и выразительная, что этим не перестаешь восхищаться. Ты понимаешь, насколько это масштабное полотно.
– В интервью с Максимом Даниловым мы обсудили, что каждый артист неизменно приносит в балет что-то новое, что-то своё. Вы тоже оставили свой след в «Руслане и Людмиле»?
– Безусловно. Представьте: играют на рояле. Проходит несколько минут. Исполнитель заканчивает игру. Уходит. И вдруг, вместо того самого первого исполнителя, на его место садится другой. Тогда же вы можете удивленно спросить: «Что, рояль поменяли?». Дирижёр, как и артист, привносит что-то от себя в спектакль. И не всегда может описать это во всех подробностях, на то есть причина. Наш язык – мануальный. И если в коллективе резко, как по щелчку пальцев, поменять дирижёра, то может абсолютно измениться звучание оркестра. Так что моя задача не только сопереживать и быть участником, а очень часто даже задавать эмоцию, темп, ритм, динамику, характер музыки.

Первое действие балета «Руслан и Людмила» разожгло пламя интереса, а второе событийным накалом завершило нить эпических коллизий. Музыка совместно с танцем развернула знакомую историю на новый лад. Максим Данилов и Данила Серганин способствовали этому своим мастерством.

Текст: Маргарита Саратова, Марина Иванникова
Фото: Елена Стадникова