Департамент культуры Воронежской области
Касса театра 8(473)255-39-27
Дежурный администратор
8(473)253-16-13

Корсар

балет в 3-х действиях с прологом и эпилогом

Впервые «Корсар» был показан в Париже в театре Grand Opera 23 января 1856 года. Его создатель (балетмейстер и соавтор либретто) Жозеф Мазилье поставил перед собой амбициозные задачи выпустить спектакль, поражающий воображение публики. Считается, что сюжет «Корсара» заимствован из одноименной поэмы знаменитого поэта-романтика Джорджа Гордона Байрона. На самом деле сценаристы сочинили историю достаточно далекую от первоисточника, взяв из него лишь некоторых героев. Времена романтизма в балете были на исходе, и зрителя привлекали не лирические поэмы, а приключения того типа, которыми через век Голливуд завоевывал весь мир. Музыка к балету была заказана у маститого композитора, признанного метра Адольфа Адана – автора бессмертной «Жизели». Спектакль стал триумфом его создателей.
После своей премьеры «Корсар» стремительно распространился по европейским сценам. Однако быстрее всего парижская новинка появилась в Лондоне, в Театре Его Величества. К лондонской премьере «Корсара» было выпущено весьма своеобразное либретто балета с многочисленными стихотворными цитатами. Они не имеют значения, принципиального для осознания происходящих событий, однако, служат украшением либретто, приближая его к литературному первоисточнику.
Стоит отметить, что «Корсар» до наших дней сохранился в репертуаре ведущих мировых балетных трупп благодаря кардинальным переработкам этой постановки в России. В Петербурге «Корсар» появился двумя годами позже парижской премьеры. Ставил балет знаменитый Жюль Перро по настоятельной просьбе дирекции Императорских театров. Штатный композитор Цезарь Пуни переработал и дополнил музыку Адана. Перро сочинил новые пляски корсаров, четко выстроил сцену похищения Медоры. В первой картине появился дуэт купца и невольницы на музыку композитора-дилетанта принца Петра Ольденбургского, в третьей — трио одалисок. Сам Перро исполнял партию Сеид-паши, а Мариус Петипа «с большой энергией» — роль Конрада. Роль Медоры досталось гастролерше Екатерине Фридберг.
В дальнейшем «Корсар» перешел в руки хореографа Мариуса Петипа. В 1863 году он вводит в балет (уже в четырех актах) свою первую супругу Марию Суровщикову-Петипа. 
Другую грань центрального женского образа балета открыла постановка Петипа 1868 года. Для знаменитой Адель Гранцовой он сочиняет великолепный хореографический ансамбль «Оживленный сад». Современники писали: «Сильное впечатление на публику произвело новое па (в 3-й картине), поставленное на музыку Делиба. В этом па г-жа Гранцова делает просто чудеса: так, например, она рисует носками целые узоры, не выходя из положенных на пол цветочных гирлянд, потом несется по сцене с быстротой лани, наконец, вскакивает на большую, наполненную цветами корзину, становится в арабеск и, делая несколько медленных оборотов, стоя на одной ноге, кидает букеты из рога изобилия». Появился и обобщенный образ романтической вольности — знаменитый «Форбан», где вместе с корсарами танцевали и их подруги, фехтующие саблями. Петипа обращался к «Корсару ещё в 1880 году. Но самой значительной явилась постановка 1899 года. Она была сочинена для бенефиса последней из итальянских балерин на сцене Мариинского театра Пьерины Леньяни.
Позже партию Медоры танцевали русские балерины — Юлия Седова, Любовь Рославлева, Анна Павлова, Любовь Егорова, Тамара Карсавина, Ольга Преображенская, Ольга Спесивцева, Елена Люком. Своим долголетием «Корсар» во многом обязан интересом этих танцовщиц к немолодому балету.
В 1920 годах появился и современный вариант трио Конрада, Медоры и невольника, которое на концертной и конкурсной сценах танцуется как дуэт (без благородного корсара). Эффектные мужские вариации были сочинены молодым Вахтангом Чабукиани.
«Корсар» неоднократно ставился и в Москве. Сначала по Ж.Перро (1858), затем по Петипа (1868, 1888). В 1912 году балет по-своему реализует Александр Горский (художник Константин Коровин).
Впоследствии было осуществлено множество российских премьер «Корсара». Среди балетмейстеров-постановщиков — Константин Сергеев, Петр Гусев, Юрий Григорович, Дмитрий Брянцев, Алексей Ратманский вместе с Юрием Бурлакой. Как правило, сохранялись или обновлялись отдельные танцевальные номера Перро и Петипа, и вокруг них сочинялись мизансцены, не слишком отступающие от старого сценария.
По статьям А.Груцыновой, А.Дегена, И.Ступникова

О спектакле:

Постановка 2018 года. Премьера в Воронежском театре оперы и балета состоялась 26 января 2018 года.

В 2018 году, объявленным в России Годом Мариуса Петипа, на воронежской сцене вышла грандиозная реконструкция постановки «Корсара», предпринятой Петипа в 1899 году в Мариинском театре Санкт-Петербурга. В качестве постановщика театр пригласил известного хореографа, балетмейстера-реставратора, заслуженного артиста России Юрия Бурлаку. В 2007 году Юрий Бурлака совместно с Алексеем Ратманским осуществил памятную постановку «Корсара» на сцене Большого театра. Для Воронежа балетмейстер подготовил новую авторскую версию произведения. Несомненным украшением спектакля стали добавленные сцены из утерянных балетов Адана «Гентская красавица» и «Питомица фей», которые Бурлака восстановил по архивным материалам Национальной библиотеки Франции, и музыкальные фрагменты произведений различных композиторов, призванные обогатить партитуру Адана. Добавлены новые сцены. Изготовлены величественные декорации и роскошные костюмы по эскизам главного художника театра заслуженного деятеля искусств РФ Валерия Кочиашвили. Масштабное сценическое оформление соответствует исторической эпохе и относит к пленяющим роскошью постановкам Русского Императорского балета.
По сути, спектакль является продолжением начатого в Большом театре масштабного исторического проекта реставрации «Корсара», которому предшествовали 2 года научных изысканий. Сохранены литературная и сюжетная линии постановки Петипа 1899 года, воссоздана хореография. Для чего были изучены архивные материалы московского Бахрушинского музея, Санкт-Петербургской театральной библиотеки, Национальной библиотеки Франции, расшифрованы хранившиеся в Гарварде записи танцев и мн. др.
Дирижёром-постановщиком спектакля выступил Андрей Огиевский. Ассистенты балетмейстера: заслуженная артистка России Юлиана Малхасянц; главный балетмейстер Воронежского театра оперы и балета, заслуженный артист Воронежской области Александр Литягин.

Первая постановка балета «Корсар» А.Адана была осуществлена на воронежской сцене в 1969 году. Спектакль подготовили: балетмейстер-постановщик Д.Арипова, дирижёр-постановщик М.Носырев, художники-постановщики Т. и И. Старженецкие. Они проделали большую работу для того, чтобы приблизить сюжет к байроновскому первоисточнику.
Главные партии в премьерном спектакле исполняли Я.Лифшиц (Конрад), народная артистка РСФСР Н.Валитова (Медора), В.Драгавцев (Бирбанто). Наряду с ведущими солистами в спектакле были заняты недавние выпускники Воронежского хореографического училища, ставшие впоследствии гордостью Воронежского балета – народный артист РФ А.Головань, заслуженные артисты РФ С.Куртосманова и Е.Попов и др.
Спектакль имел большой зрительский успех, неоднократно вывозился на гастроли по стране. Критики отмечали достоинства спектакля, в частности, чёткость его сюжетной линии и достигнутая благодаря этому напряжённость драматического действия.

Либретто

Действующие лица:

Конрад, корсар
Медора, молодая гречанка, воспитанница Ланкедема
Бирбанто, корсар, помощник Конрада
Гюльнара, невольница Ланкедема
Сеид, паша острова Кос
Исаак Ланкедем, еврей, хозяин Медоры и Гюльнары
Смотритель гарема паши Сеида
Начальник охраны паши Сеида
Зюльма, фаворитка паши Сеида
Мавританка, служанка
Корсары, купцы, одалиски, невольницы, невольники, стражники, слуги, дети

ПРОЛОГ

Средиземное море, которое бороздят многочисленные фелюги богатых купцов и грозных корсаров. На одном из таких торговых кораблей случайно оказываются предводитель корсаров Конрад и его помощник Бирбанто, скрывающие свой разбойничий наряд под халатами торговцев, еврей Исаак Ланкедем и две его невольницы — Гюльнара и гречанка Медора, с юных лет воспитывавшаяся в доме Ланкедема. Красота Медоры поражает Конрада.
«Нет злых вполне. И он в душе таил
Живого чувства уцелевший пыл;
Не раз язвил он страстные сердца
Влюбленного безумца иль юнца.
Теперь же сам свою смирял он кровь,
Где (даже в нем!) жила не страсть — любовь!».
Медора отвечает на его чувство, и влюблённые договариваются при первом удобном случае бежать. Внимание Бирбанто привлекает Гюльнара, но вид этого мрачного корсара скорее пугает её, чем вызывает любовь. Гюльнара мечтает только об удовольствиях и роскоши, которых она достойна.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
Адрианополь. — Рынок

Ранним утром в Адрианополе рыночная площадь ещё пуста. Появляется Конрад в одежде купца, который внимательно оглядывает окружающие площадь дома, словно ища чего-то. В это время на одном из балконов появляется скрытая вуалью Медора. Заметив неизвестного ей торговца, она медлит, но затем узнаёт в нём Конрада и, скинув свою вуаль, быстро сбегает вниз. Радостная встреча влюблённых завершается окончательным решением бежать. Конрад просит Медору днём бросить ему с балкона букет в знак того, что ничто не мешает осуществлению задуманного.
Услышав шум приближающихся шагов, влюблённые быстро прощаются. Медора, вновь накинув свою вуаль, исчезает в доме, а Конрад принимает самый рассеянный вид.
Однако тревога оказывается излишней, потому что это прочие корсары, скрывающие под одеждой торговцев свой истинный облик и свои истинные намерения. Конрад встречает сообщников и объясняет, что на этом рынке будет чем поживиться, а, кроме того, он намерен сегодня похитить и любимую им девушку у её хозяина:
«Загадочен и вечно одинок,
Казалось, улыбаться он не мог;
При имени его у храбреца
Бледнели краски смуглого лица;
Он знал искусство власти, что толпой
Всегда владеет, робкой и слепой».
Утро становится ярче, наступает день. На площади появляются многочисленные торговцы. Множество красивых рабынь располагаются на циновках и подушках. Одни торговцы показывают невольниц, богатые ткани, драгоценности и оружие для продажи, другие — придирчиво рассматривают товар. В общем движении видны и корсары в облике торговцев. Последним появляется Конрад, принимаемый всеми за торговца из далёких земель.
Скрытая вуалью, Медора показывается на балконе. Она оглядывает площадь. Заметив статную фигуру Конрада, Медора бросает ему небольшой букетик. Тот, подняв этот залог своего будущего счастья, в восторге целует его, а она скрывается с балкона.
Исаак и Медора появляются на базаре, и в то время как первый занят прочими своими невольницами, последняя обменивается взглядами с восхищённым корсаром.
Слышится военная музыка, и в богатых носилках, в сопровождении свиты, появляется Сеид, богатый паша острова Кос, который пришёл пополнить свой гарем покупкой новых рабынь. Красавицы, которых ему показывают, однако, все не в его вкусе, и он уже собирается в величайшем возмущении покинуть базар, как вдруг задерживает взгляд на фигуре Медоры. Она одна вселяет в него восхищение, и он требует от Ланкедема продать её. Ланкедем отказывается, объясняя, что эта невольница неуклюжа, а вдобавок ещё и хрома, и не сможет украсить его гарем. По знаку Ланкедема приводят другую рабыню. Это Гюльнара. Вместе с молодым невольником она исполняет для паши танец.
Паша Сеид покупает новую невольницу, но требует от Ланкедема, всё же, показать и Медору. Тот сначала отказывается, но его сомнения уменьшаются по мере увеличения предлагаемой Сеидом цены, и, наконец, сделка заключена. За происходящим внимательно наблюдает встревоженный Конрад.
Медора в отчаянии. Паша, окружённый своей охраной, из носилок обращается к ней с льстивым поздравлением и окидывает многозначительными взглядами. Однако Конрад жестом уверяет её в своём покровительстве.
Шествие паши Сеида удаляется, и Медора должна последовать за ним, но в это время корсары сбрасывают халаты торговцев. Конрад приказывает им окружить Ланкедема и схватить невольниц. В полной суматохе все скрываются с базара.

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ
Подземный грот на острове Антипарос

Слуги готовятся к возвращению хозяина, который вскоре появляется с Медорой. Молодая девушка восхищена окружающим её великолепием, и принимает от корсара заверения в его пылкой любви: —
«… И всегда
Мне болтовня была чужда
О красоте, о страсти жаркой.
Но если щёк румянец яркий,
Но коль пожар в моей крови,
Уста сомкнутые мои
И сердце, что так быстро бьётся
И из груди на волю рвётся,
Коль смутных мыслей ураган,
Отважный подвиг, ятаган,
Залитый вражескою кровью, —
Коль это всё зовут любовью,
Так я любил и сердца пыл
Не раз на деле проявил!».
Сам он — повелитель морей, и её сделает королевой этой подземной страны. Медора всё ещё обеспокоена занятием своего спасителя, но он её успокаивает, заверяя, что готов оставить все свои богатства и всю свою дикую жизнь ради её любви.
Влюблённые удаляются. В грот входят Бирбанто с другими корсарами и Ланкедемом.
Занавес отведён в сторону, и обнаруживает откинувшегося на покрытой тигровыми шкурами кушетке Конрада, курящего свой чубук, в то время как Медора сидит в его ногах. Вводят захваченных в Адрианополе невольниц; они проходят перед Конрадом, рассматривающим их с безразличным видом.
«Да, то была любовь, всегда нежна, —
Тверда в соблазнах, в горестях верна,
Все та ж в разлуке и под вихрем бед
И — о, венец! — нетленна в смене лет».
Бросившись к ногам Конрада, молодые пленницы молят о свободе, но он категорически отказывает. За девушек у корсара просит Медора; тот, охваченный любовью, не может ей отказать и после краткого колебания возвращает пленницам свободу.
Этот акт милосердия глубоко возмущает Бирбанто, который, собрав вокруг себя товарищей, настаивает, что пленницы — общая собственность. Кажется, вот-вот вспыхнет восстание, корсары с угрожающими взглядами приближаются к Конраду, как вдруг тот, схватив Бирбанто за руку, заставляет своего помощника склониться к земле. Среди других мятежников это проявление силы и храбрости вызывает благоговение, и они кротко становятся на колени перед своим предводителем.
«Он знал их ненависть, но знал и то,
Что не дрожать пред ним не мог никто.
Его — хоть был он дик и одинок —
Ни сожалеть, ни презирать не мог
Никто. Страшило имя, странность дел;
Всяк трепетал, но пренебречь не смел».
По разрешающему знаку Конрада все пленницы убегают, восхищённые нежданно обретённой свободой. Конрад удаляется, обнимая Медору, в сопровождении раскаявшихся корсаров.
Бирбанто и часть корсаров, которые всё ещё недовольны, остаются в гроте с Ланкедемом. Помощник Конрада уверяет его, что бояться нечего, и предлагает ему продать обратно его невольницу Медору, имеющую такое сильное влияние на сердце предводителя корсаров. Ланкедем протестует против покупки своей собственности и, кроме того, объявляет, что полностью разорён. В ответ корсары сбивают с него тюбетейку, стаскивают халат и пояс, и дождь монет и драгоценностей проливается на землю. Бирбанто объясняет, что берёт сокровище как выкуп за Медору и показывает, как старый опекун сможет её забрать. Капнув на несколько цветов из хранящегося на груди пузырька, он подносит букет к лицу корсара, который охраняет вход в грот, и тот, вдохнув аромат цветов, засыпает. Удивлённый Ланкедем понимает намёк, и заговорщики удаляются.
Накрывают стол для вечерней трапезы Конрада, который вновь появляется с Медорой и приглашает её сесть. Она полуигриво отказывается от этой привилегии, и, показывая, что она — всего лишь рабыня Конрада, наполняет его кубок, вкладывает в руку чубук и развлекает танцем. Занавес отходит в сторону и появляется несущая на подносе отравленный букетик цветов девочка, которая просит Медору отдать цветы Конраду. Девушка, сначала прижав букетик к своему сердцу и тем словно увеличивая его ценность для корсара, передаёт цветы корсару. Тот с восторгом целует лепестки, вдыхает аромат, но почти сразу им овладевает сон. Несмотря на все его старания остаться бодрым, он, засыпая, падает. Медора с нежностью следит за Конрадом, но вскоре пугается лёгкого шороха, с которым в грот входят заговорщики. Напрасно она пытается разбудить спящего предводителя. Заговорщики, приближаясь, хотят разлучить её с возлюбленным. Медора, защищаясь, схватывает кинжал Конрада. Бирбанто пытается её разоружить, и она ранит его в руку. Приведённый в бешенство болью, корсар даёт знак своим сообщникам, те схватывают сопротивляющуюся девушку. Сопровождаемые Ланкедемом, они выбегают из грота в тот момент, когда Конрад, понемногу приходя в себя, успевает заметить отсутствие Медоры и последних убегающих корсаров.

ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ
Дворец паши Сеида на острове Кос

Обитательницы гарема с удовольствием занимаются своим туалетом. Фаворитка паши Зюльма среди одалисок гордо принимает их услуги, в то время как, отвернувшись, они выказывают отвращение, с которым вынуждены повиноваться столь властной хозяйке.
«В её улыбке нежной и надменной,
В самом её привете был приказ,
И своеволье ножки совершенной
Ступало не случайно и не раз
По шеям и сердцам толпы плененной».
С другой стороны, одалиски проявляют заботу к обворожительной Гюльнаре — самой опасной соперницы Зюльмы — которая нечувствительно очаровывает всех, кто её окружает, и всех, кто только к ней приближается.
«Бегу усилий я напрасных
Тебе словами передать
Всю прелесть глаз её прекрасных.
Случалось ли тебе видать
Глаза печальные газели?
Вот так её глаза темнели
И так казалися томны.
В них столько ж было глубины.
Коль их ресницы не скрывали,
Чистейшим пламенем сверкали
Они, как редкостный рубин».
Столь невеликое уважение Зюльме оказывают Гюльнара и одалиски, и столь мало внимания уделяют они повелениям смотрителя гарема, что последний объявляет, что гарем восстал.
Едва появляется бедный паша Сеид, чрезвычайно раздражённый неудачей в Адрианополе, как на него обрушиваются обвинения, которые одна против другой выдвигает каждая из спорящих сторон. Ошеломлённый уверениями обеих сторон, он решительно приказывает, чтобы прелестные мятежницы в знак уважения выказали своё почтение Зюльме, и его приказанию повинуются все, за исключением Гюльнары, которая с вызовом смеётся ему в лицо, а затем, не боясь его возрастающего гнева, изящно танцует. Сеид-паша, увлеченный ее молодостью и прелестью, бросает ей платок, но Гюльнара перебрасывает платок своим подругам, наконец платок, переходя из рук в руки, доходит до старой мавританки, которая, взяв его, начинает преследовать пашу своими ласками. Паша едва может сдержать свой гнев.
Тут является новая и более грозная конкурентка. Возвещают приход Ланкедема, и он входит, сопровождаемый женщиной под вуалью. Это Медора, которая вновь ослепляет пашу Сеида своей необыкновенной красотой:
«Кто сам не испытал, что слов на свете нет —
Могучей красоты изобразить сиянье?
Предстанет ли пред кем? В душе очарованье,
Бледнеет, и в очах затмится божий свет,
И, сладостно томясь, весёлый и унылый,
Он сердцем признаёт всю власть чудесной силы».
При виде этого неожиданного явления паша Сеид не может скрыть своей радости, а Зюльма — своего ужаса. Первым движением Медоры становится требование наказать Ланкедема за плохое с ней обращение.
Новенькая, конечно же, становится объектом интереса всех обитательниц гарема, которые разглядывают её хоть и внимательно, но с бóльшим добродушием, чем можно ожидать при подобных обстоятельствах:
«Но что по-настоящему чудесно, —
Он зависти ни в ком не возбудил!
Наоборот: с настойчивостью честной
Пытливый хор подругу находил
Всё более и более прелестной.
(Здесь виду я влиянье тайных сил:
Несвойственно красавицам, признаться,
Восторженно друг другом любоваться!)»
Гюльнара, видя слёзы в глазах своей подруги, с которой некоторое время была разлучена, спешит со всей добротой своей натуры утешить её. Паша, чтобы поставить на место бойкую Гюльнару, объявляет, что впредь нераздельной повелительницей его сердца будет Медора. Но дерзкая красавица не проявляет по этому поводу беспокойства, видя презрение, с которым Медора отклоняет все драгоценные подарки, предлагаемые ей ради завоевания расположения.
За садом гарема появляется караван паломников, который делает привал на пути к Мекке, и дервиш, выдающий себя за предводителя этого набожного похода, выступает вперёд и просит гостеприимства паши Сеида.
«Темно-зелёный запахнув халат,
Тот еле шёл, уставя скорбный взгляд;
Постом он — не годами — изнурён,
От голода — не страха — бледен он.
Под острой шапкой чёрная волна
Его кудрей — Алле посвящена».
Вид столь множественной красоты гарема заставляет дервиша потупить свой взгляд, и паша, забавляясь его благочестивой скромностью, решает смутить его ещё больше и приказывает, чтобы обитательницы гарема появились и танцевали в его присутствии. Гюльнара и её подруги с готовностью повинуются этому приказу; но Медора, когда очередь доходит до неё, сначала отказывается принять участие в шутке. Один знак дервиша изменяет её решение: она узнала Конрада в обличии странника и отчаяние сменяется радостью.
После танца паша Сеид, вне себя от восхищения, дарит Медоре кольцо и накидывает на неё великолепное покрывало, тем самым показывая, что это — его невеста. В то время как паломники благодарят пашу Сеида за гостеприимство, Медора, скрытая от глаз ревнивого властителя толпой одалисок и гостей, в отчаянии бросается к Конраду, моля спасти её от грозящей участи. Гюльнара, ставшая свидетельницей этого быстрого разговора, признаётся, что стать женой паши Сеида — её мечта, и она придумала, как всем им добиться своей цели. Она просит Медору отдать ей подаренное пашой покрывало и драгоценное кольцо, что девушка и делает.
Конрад и паломники делают вид, что покидают гарем, в то время как служители паши собираются вести мнимую Медору, скрытую покрывалом, во внутренние покои, чтобы приготовить всё для свадебного обряда. В это время Конрад сбрасывает свой плащ:
«Дервиш вскочил, весь в зареве, и сам,
Преобразясь, внушает страх сердцам.
Дервиш вскочил — где мир в его лице?
Он — воин на арабском жеребце:
Сорвав колпак, халат он сбросил с плеч,
Блеснули латы на руди и меч!
С плюмажем воронёный шлем блистал,
Но взор горел мрачнее, чем металл!
Он был страшней, чем адский дух Африт,
Чей меч смертельный наповал разит».
Все в страхе отшатываются, а он даёт сигнал прочим паломникам, которые тоже сбрасывают свою маскировку, под которой оказывается одеяние корсаров. Сабли вытащены — мушкеты сверкают — происходит общая суматоха — и, в конце концов, Сеид с частью невольниц в страхе убегает.
«Потрясён Сеид,
он пятится, хоть всё ещё грозит:
Хоть и не трус он, но удара ждёт,
Столь возвеличен общим страхом тот».
Медора просит Конрада покинуть это место немедленно, но он не хочет уходить, пока не одержана полная победа и не все сокровища принадлежат корсарам. В этот момент врывается Гюльнара, преследуемая Бирбанто, и умоляет Конрада о защите, которую он охотно даёт:
«Мужчина — враг: жестоки будьте с ним;
Но женщин мы щадили и щадим».
В этот момент Медора близко видит Бирбанто и полагает, что она узнала в нём заговорщика, который унёс её из грота Конрада. Она удерживает его, потому что тот собирается скрыться, рассказывает о его обмане и завершает свою речь, указывая на Бирбанто как на главного преступника. Конрад, пришедший в бешенство, приказывает Бирбанто объяснить свои поступки. Тот утверждает, что подозрения Медоры необоснованны, но девушка требует, чтобы он подтвердил свои слова клятвой. После некоторого колебания Бирбанто торжественно поднимает руку к небесам. Чтобы предотвратить клятвопреступление, Медора схватывает его руку, и негодяй издаёт крик боли: она коснулась раны, которую сама и нанесла. Теперь, приподняв рукав Бирбанто, она торжествующе доказывает, что это предатель. Выхватив из-за пояса пистолет, Конрад в гневе убивает Бирбанто.
Со своей стражей возвращается паша Сеид, но беглецы уже далеко, и он приходит в бешенство от мысли о потере невесты. Гюльнара, однако, поправляет его мнение относительно потери, и, бросаясь к его ногам, показывает кольцо и покрывало и уверяет, что любит его и более достойна быть его наречённой. Паша поражён дерзостью и изобретательностью своей невольницы, столь прекрасной под покрывалом невесты.

ЭПИЛОГ
Корабль корсара в море. — Прохождение через Греческий архипелаг. — Левантийский ураган и крушение корабля корсара

«Наш вольный дух вьет вольный свой полёт
Над радостною ширью синих вод:
Везде, где ветры пенный вал ведут, —
Владенья наши, дом наш и приют.
Вот наше царство, нет ему границ;
Наш флаг — наш скипетр — всех склоняет ниц.
Досуг и труд, сменяясь в буйстве дней,
Нас одаряют радостью своей».
Фелюга скользит по водам, едва тронутым вечерним бризом. Рабыни полулежат на палубе; корсары курят перед мачтами, и самый заметный среди них — Конрад, который, стоя рядом со своей любимой Медорой, указывает ей на далёкий берег. Чтобы достойно отпраздновать счастливое избавление Медоры от власти паши Сеида, он раздаёт команде золото, приказывает вынести на палубу бочку рома и позволяет морякам осушить её за властительницу его сердца. Конрад прижимает девушку к своему сердцу и произносит клятву вечной любви, которую он призывает засвидетельствовать всю команду.
В этот миг небо темнеет, слышится звук отдалённого грома. Конрад призывает всех на палубу; начинается сильный шторм; все судно становится местом беспорядка и ужаса. Внезапно слышится страшный треск, в судне со всех сторон образуются пробоины, и оно постепенно погружается в воду вместе с Конрадом, Медорой и всей командой.
«Вот над могучим воем урагана
Ещё один последний общий стон
Рванулся в тьму полночного тумана
И снова, громом бури заглушён,
Умолк в пустыне чёрной океана;
Но ветер доносил со всех сторон
Лишь крики одиноких утопавших —
Агонию пловцов ослабевавших».
Наконец, буря прекращается, волны успокаиваются, и в свете луны виден обломок погибшего судна с двумя людьми. Это Конрад и Медора, которые единственные спаслись среди общего разрушения. Нежный ветерок прибивает их к берегу, где светится маяк. Охваченные признательностью за своё чудесное спасение, они падают на колени, и грешный корсар чувствует, что его любовь открыла ему путь к раскаянию и будущему счастью.
«Любовь на небе рождена
Аллаха властью всеблагою
И нам, как ангелам, дана
Святая искра. Над землёю
Поднять желания свои
Мы можем с помощью любви».

Сюжеты о том, как готовилась премьера балета:

СМИ о спектакле:

Продолжительность: 3 ч.
Возраст зрителей: 6+
Музыка: Адольф-Шарль Адан
Постановщики:

Либретто Ж.Мазилье, Ж.-В. Сен-Жоржа в редакции Ю.Бурлаки
Хореография М.Петипа

  • Постановка и новая хореография – заслуженный артист Российской Федерации Юрий Бурлака
  • Дирижёр-постановщик – Андрей Огиевский
  • Дирижёр – Станислав Вольский
  • Художник-постановщик – заслуженный деятель искусств Российской Федерации Валерий Кочиашвили
  • Ассистенты хореографа: заслуженная артистка Российской Федерации Юлиана Малхасянц, заслуженный артист Воронежской области Александр Литягин
  • Хормейстер – Ольга Щербань
  • Педагоги-репетиторы: заслуженные артисты Российской Федерации Людмила Масленникова, Пётр Попов

    Использована музыка Л.Делиба, Ц.Пуни, П.Ольденбургского, Р.Дриго, А.Цабеля, Ю.Гербера
    Концепция музыкальной драматургии – Ю.Бурлака
    Оригинальная партитура А.Адана и Л.Делиба восстановлена А.Троицким по материалам архива Национальной библиотеки Франции

Галерея

Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар Корсар